МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Новости

пятница, сентября 22, 2017

Юрий Константинович Ефремов -известный советский географ и писатель, почетный член Географического общества СССР. Он много путешествовал по России и миру. Писал статьи и книги о зарубежных странах и о России. Однако, наблюдая и сравнивая, понял- Западный Кавказ, горное Черноморье- это лучшее, что он успел познать на нашей Земле. Его книга «Тропами горного Черноморья» написана просто и ясно. Это не только хорошее географическое описание региона, это до сих пор непревзойденный путеводитель по горам над Красной поляной. В этой книге Юрий Константинович совместил обширные краеведческие, географические и природоохранные материалы с живыми зарисовками быта Красной поляны 30-х годов, с портретами многих интересных людей. С его легкой руки обрели имена ранее безвестные высокогорные озера и вершины: озеро Евгении Морозовой, озеро Альбова, пик Пришвина, долина Петрарки, озеро Рейнгарда …

Красная поляна прижалась к южному боку хребта Ачишхо. Его лесистые отроги мохнатыми руками охватывают поселок, он как бы лежит в их ладонях. Один из отрогов замыкает котловину Красной поляны с юго-запада и заканчивается узким гребешком, разделяющим долины речек Бешенки и Монашки. Вершина этого отрога когда-то была названа Ю.К.Ефремовым горкой Монашкой и описана в его книге. Горка была выбрана как лучший и наиболее близкий от поселка кругозор над Красной поляной.

Он очень любил это место. Теперь здесь, по его завещанию, находится его могила. 23 сентября 1999 года Юрия Константиновича Ефремова не стало. На могиле водружен массивный обломок скалы, принесенный сюда руками друзей. Они же прорубили просеку в гуще молодого леса, закрывавшего кругозор. Так что отсюда, как и в давние годы, видны все окрестности. Где-то внизу шумит Мзымта, виднеется Красная поляна и над ней- царственная корона заснеженных трехтысячников Псеашхо. Дальше, за гребнями гор, среди Имеретинских озер, есть два озера, носящие имена Ефремова и его жены Лебедевой, а на хребте Ацетука-пик трехтысячник имени Юрия Константиновича Ефремова.

Сюда к могиле ученого и писателя в знак признательности приходят местные жители и туристы, путешествующие по окрестностям Красной поляны. В Кавказском заповеднике открыт маршрут на кругозор Ефремова.

«Глубь недр пойму, и сроки углублю,

И с гордостью скажу родному краю:

Люблю и знаю, знаю и люблю.

И тем полней люблю, чем глубже знаю»

среда, сентября 20, 2017

   Вчера 19 сентября в Эко-центре Лаура состоялась встреча сотрудников туристического отдела Кавказского заповедника с представителями активных сообществ в сфере туризма на курорте Красная поляна. В приветственном слове директор заповедника Сергей Георгиевич Шевелев поблагодарил всех присутствующих за плодотворное сотрудничество - организацию группового тематического туризма, познакомил с планами по открытию новых маршрутов.    Так, в самое ближайшее время планируется открыть маршрут на озеро Клумбочка, на котором можно наблюдать за животными Кавказского заповедника в их естественной среде.

В мероприятии приняли участие более 15 компаний- организаторов активного туризма, а также представители интернет изданий "глас туристического сообщества".Формат круглого стола расположил всех присутствующих к активному участию в беседе. Обсуждались актуальные темы: работа в осенний период и туристические продукты зимой.

  Сотрудники заповедника познакомили партнеров с новыми организационными возможностями  в локациях заповедника, поделились успешным опытом проведения корпоративных и экопросветительских программ  в летний период,  подготовки и проведения совместно с правительством Адыгеи массовых (более 250чел) мероприятий  на приюте Фишт, организации палаточных лагерей для проведения  сборов на кордоне Пслух, презентовали обновленный банный комплекс и номерной фонд в заповедных уголках. Особый интерес вызвали рекреационные и экскурсионные возможности Кавказского заповедника, участие в волонтерских программах.  Разработана концепция работы в зимнем сезоне 2017-18гг. С целью качественного обслуживания туристических групп для гидов туристических компаний будут организованы обучающие семинары, которые проведут специалисты  научного отдела заповедника, отдела охраны и сотрудники международной организации Красного креста. Ближайшим итогом партнерских отношений с заповедником станет проведение Дня туризма в Эко-центре Лаура, с насыщенной познавательной анимационной программой и где будут представлены современные тенденции туризма, специализированное оборудование и турактивности на территории заповедника

среда, сентября 20, 2017

     Раннесредневековая эпоха (VII - X вв.) в Кавказском Причерноморье представлена значительным количеством бытовых и погребальных памятников (поселений и городищ, крепостей и храмов, могильников и ремесленных центров). В этот период особого расцвета достигает местное оборонительное зодчество, представленное десятками городищ и крепостей. Крепости возникали на стратегически выгодных возвышенностях. Планировка их связана с условиями местности. При сооружении стен почву снимали до скальной основы, в которой на склонах высекали ступень, служившую опорой для основания фундамента. Стены возводили постепенно узкими ярусами до общей высоты 5 - 6м, изредка оформляли сверху зубцами.

      Оборонительные линии укрепляли выступающими, как правило, наружу башнями и контрфорсами. На труднодоступных участках эти элементы имели прямоугольный план. Башни обычно имели два яруса с деревянными межэтажными перекрытиями и верхней боевой площадкой. Этажи в башнях сообщались между собой через люки с помощью деревянных лестниц. В стенах башен делали смотровые окна и бойницы.

       Важной деталью архитектурного оформления оборонительного сооружения были крепостные ворота, которые часто отличались значительными размерами, имели каменный порог, арочное перекрытие, массивное дощатое полотно и бревенчатый запор. Башни и контрфорсы в районе ворот располагали обычно с тем расчетом, чтобы нападающие находились под обстрелом справа.

   Древние зодчие региона использовали и другие виды оборонительных сооружений, в первую очередь рвы и валы перед воротами поперек перешейков, соединявших территорию укрепления с окружающей местностью. Для перехода через рвы, по - видимому, использовали подъемные деревянные мостики.

     Помимо отмеченных общих черт, каждое из раннесредневековых укреплений отличалось и своими особенностями. Крупнейшим городищем района является крепость, расположенная на гребне горы у впадения реки Ачипсе в Мзымту северо-восточнее Красной поляны. Стены прослеживаются с юга на 260м, с севера - на 350м, с востока - на 80м. Лучше всего стены сохранились в северной части крепости.

      Южная стена имеет ряд брешей, образовавшихся, по-видимому, в результате какого-то сражения. Она укреплена в средней части прямоугольным контрфорсом. Основной участок стены возведен из ломаного местного камня на прочном растворе с большим количеством примесей мелкого сланцевого гравия и крупного песка, взятого из реки. В восточной части сохранились остатки ворот. Юго-восточный угол крепости представляет своеобразное сооружение, служившее цели подчеркнуть, выпятить рельеф, сделать его неприступным. В этом месте стена раздваивается: один луч продолжается по периметру крепости, а второй устремляется по гребню вниз почти на 50м, препятствуя проникновению противника через гребень к наименее мощной восточной оборонительной линии, которая из-за действующих оползневых процессов в настоящее время практически разрушена.

        Ширина огороженного стенами пространства в ряде мест превышает 100 м. Это почти ровное плато с двумя-тремя широкими ступенями к Ачипсе. На верхней ступени прослеживаются в большом количестве каменные фундаменты. В южной стене сохранился узкий дверной проем. С севера к помещению примыкает массивная полукруглая пристройка, отделенная от внешней стены помещения сквозным каналом, выложенным кирпичом. Вдоль канала в толще стены помещения идет кирпичная кладка в три ряда. Само помещение имело два яруса, отделенных когда-то друг от друга деревянным перекрытием, а теперь заполненных землей. При раскопках здесь было найдено большое число разрозненных человеческих костей и фрагментов глиняных кувшинов с росписью бурой краской Это позволяет предполагать, что рассматриваемая постройка могла служить помещением для погребений, отражающих какой-то еще неизвестный языческий обряд.

      По всей площади, огороженной стенами, и за их пределами на склонах лежит большое количество обломков керамических изделий - пифосов мисок, кувшинов, расписной керамики, пряслиц. Здесь же найдены обломки стеклянных сосудов. Было развито и кузнечное ремесло. На поселениях найден шлак, довольно много железных топоров, мотыг, ножей и т. д. Высоко ценилась работа каменщиков. Об этом говорят монументальные стены крепостей и храмов. Особую категорию раннесредневековых памятников района составляют печи для производства извести. Одна такая печь была обнаружена вблизи Аибгинской крепости (Красная поляна). Она представляет собою две округлые, смежные ямы-камеры, врытые в крутой склон. Между камерами сооружена из ломаного камня перегородка, а во внутренней яме была найдена усохшая известь. Сверху и снизу к печи подходили дороги, по которым завозили куски известняка и увозили к крепости готовую продукцию. Печью пользовались недолго.

     К несколько иному типу относится крепость, расположенная на окраине Красной поляны, на правом берегу реки Бешенки, в 2 км от ее впадения в Мзымту. Остатки древней дороги приводят на перешеек с поперечным рвом, за которым возвышаются руины прямоугольной башни, В основании башни имеется массивная, сложенная насухо «подушка», наращивавшая естественное возвышение. Общая высота башни над уровнем рва в настоящее время до 4 м. Внешняя стена ее сложена из огромных циклопических глыб. Крепость представляет в плане вытянутый прямоугольник размером 50X40 м.

      Стены сложены без раствора облицовочной кладкой. На крепости и по осыпи к северу найдено большое количество обломков раннесредневековой посуды (пифосы, миски, кувшины, горшки) и иных изделий ( ножи, мотыга, топор).

        Хостинская крепость находится в северо-восточной части заповедной Тисо-самшитовой рощи, в 6 км от моря, на вершине скалистого утеса. Здесь правый берег реки Хосты уходит вниз 100-метровым каскадом обрывов. Поэтому необходимость в искусственных укреплениях существует лишь в южной части вершины, где и была сооружена оборонительная линия.

     Юго-восточный угол крепости защищен башней, сохранившейся на высоту до 4,5м, На запад из башни смотрит окно-бойница размером 0,5м. У юго-восточного угла снаружи видна стена с пазом для бревенчатого засова. Это остатки запасной калитки, служившей для выведения отрядов во фланг врагам, штурмующим главные ворота. Вторая башня, отстоящая от первой на 45м, имеет неправильно прямоугольный план. В западной и восточной ее стенах заметны два яруса пазов от балок перекрытий. Высота, каждого этажа 1,7-1,8 м. Башня, по-видимому, была, трехэтажной.

    Лишь 11м стены разделяют вторую и третью воротные башни. Последняя сохранилась плохо. Ее массив, занимающий площадь 14X8м, острым углом выклинивается на юго-запад, образуя заслон крепостных ворот. Порог этих ворот виден в средней части коридора, обра­зованного северной стеной третьей башни и идущей параллельно ей массивной стеной, которая затем тянется к западу. Над порогом на высоте более 1м виден паз для закрепления засовного бруса.

     Западнее ворот из стены выступает башнеобразный контрфорс, защищавший ворота. В 10м от него находится последняя башня, которая в отличие от остальных выступает и внутрь крепости. В то же время ее помещение углублено в толщу стены более чем на 1м. В верхний ярус башни ведет дверной проем. Судя по выступающему здесь из стены камню, на котором держалось потолочное перекрытие, высота этого помещения достигала 1,9м. С учетом сохранившихся фрагментов следует думать, что первоначально высота башни составляла не менее 11м. Из нижнего ее этажа на юг смотрит широкая бойница.

      Все стены Хостинской крепости возведены из грубо обработанных блоков местного известняка. Известковый раствор содержит примесь морского песка и мелкой гальки. Подъемный материал с территории крепости включает обломки кувшинов, горшков, мисок и т. д.

     К памятникам раннесредневековой гражданской архитектуры относятся  также многочисленные ацангуары (в переводе с абхазского «ограды карликов») -каменные пастушеские жилые и хозяйственные сооружения, распространенные по всей субальпийской зоне района. При постройке жилых помещений применялась панцирная кладка насухо: крупные обломки шли в облицовку, более мелкие- в забутовку. Изнутри стены обычно делались ровными, снаружи они заметно расширялись к цоколю. Такой же кладкой оформлялись наличники дверей, где камни отличаются большими размерами, а иногда применяются вертикально поставленные плиты. Фундаменты в ацангуарах отсутствуют, кладка стен начинается от поверхности почвы. Крыша видимо делалась из дерева или шкур.

      Стены хозяйственных построек имеют ту же структуру, но они тоньше и ниже, сложены из более мелкого камня. Ограды для скота возводились обычно из крупных обломков камня в один, реже в два ряда. Пространство между глыбами заполнялось мелким обломочным материалом. Ширина оград обычно достигала 0,5 - 1м, высота до 1м. В ориентировке как жилых, так и служебных построек никаких закономерностей, кроме учёта локальных особенностей, не наблюдается.

      Трудно сказать, что было главным занятием древних скотоводов - козоводство или овцеводство. Не исключается, что в эпоху наиболее интенсивного строительства ацангуар основным хозяйственным занятием их создателей было овцеводство. Низкие ограды не могли бы удержать коз. Ацангуары, видимо, строились для овец, ибо овцы преодолеть их почти не могли. Кроме того, пастухи коз, чтобы иметь возможность кипятить молоко, должны были устраивать стоянки в таких местах, где имеется растительность, пригодная для использования в качестве дров, а ацангуары обычно находятся вдали от леса, в пустынных высокогорных местах, где пасутся в основном только овцы.

     Следы хозяйственно -бытовой деятельности древних скотоводов- культурные остатки, как правило, встречаются в жилых сооружениях у стен, в углах, в щелях между камнями и на площадке перед фасадом.

     Довольно часто встречаются глиняные кувшины, расписанные бурой краской. Они, вероятно, поступили сюда по торговым путям из Византии, хотя часть этой керамики, судя по глине, имеет местное происхождение. Подобная расписная посуда была распространена в VIII-XI вв. в Болгарии, Румынии и в Северном Причерноморье. Аналогичная керамика встречается и в памятниках IX- Х вв. на территории соседней Абхазии.

     Среди обломков керамической посуды большинство составляют крупные (высота до 40 см, диаметр тулова до 35 см) корчаги и горшки, изготовленные из тёмно-коричневой, хорошо промешанной, часто мажущейся жирной глины с обильной примесью толчёного известняка и других компонентов, выгоравших при обжиге, что придавало изделию пористость и лёгкость. Последнее обстоятельство способствовало повышенной испаряемости содержимого сосудов и, следовательно, его охлаждение, что в условиях высокогорного пастушеского хозяйства было особенно ценно для хранения молочных продуктов.

     Среди глиняных изделий многочисленные пряслица, которые делали, как правило, из стенок разбитых сосудов - пифосов, мисок, кувшинов. Широко освоено было также производство кирпича и черепицы, которые использовались для укрепления стен, покрытия культовых и гражданских зданий.

       Таким образом, весь археологический материал, добытый в результате, хотя выборочной и ограниченной, но систематической шурфовки ацангуар, должен быть связан с пастушеским хозяйством и датируется пока лишь ранним средневековьем (в рамках VI- Х вв.).

    Широкое распространение пастушеских построек в субальпийской и альпийской зоне Абхазии и в прилегающих районах Западного Кавказа свидетельствует о существовавшем здесь в тот период развитом скотоводческом хозяйстве, которому под силу было повсеместное освоение высокогорных пастбищ, где возводились капитальные долговременные жилища и ограды.

        Интересно, что в этот же период перегон скота на горные пастбища получил широкую практику в Византии, где крестьяне на несколько месяцев покидали свои хозяйства и уходили с козами и овцами в горы. Можно предполагать поэтому, что наряду с другими чертами (крепостное и храмовое строительство, вооружение, украшения, ряд форм керамических изделий и т.д.) и сам уклад абхазской деревни в момент её вступления в раннефеодальную стадию развития имел много общего с соседней Византией.

       В XI-XII вв. в силу каких-то социально-экономических сдвигов и возможного изменения климата альпийская зона Абхазии пустеет. Во всяком случае, в ацангуарах не обнаружены следы жизнедеятельности пастухов ни в этот, ни в более поздний период (вплоть до конца XIX в.) периоды. Материалы, выявленные в некоторых ацангуарах, свидетельствуют о том, что уже в XI-XV вв. в народе представление об ацангуарах, как о жилищах пастухов, было в основном изжито. В это время отдельные ацангуары, расположенные у перевалов и вершин, превратились в места для жертвоприношений горным духам. 

Страницы